И что нас ждет в ближайшем будущем ???



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-9117648751305188"
data-ad-slot="5832934901"
data-ad-format="auto">


И что нас ждет в ближайшем будущем ???

Если бы мировая торговля была единственным фактором, определяющим торговлю, рост объема мирового производства автоматически вел бы к увеличению торговли. Так, например, МВФ полагает, что в 2013 году объем торговли увеличится на 5.1% на фоне укрепления экономики. Но прогнозы Фонда подразумевают, что стимулирующие политики в Еврозоне и на развивающихся рынках принесут желаемые результаты. Если же выяснится, что МВФ проявил излишний оптимизм в этом отношении, то и рост, и торговля не оправдают ожиданий. Последние данные по отгрузкам не оставляют никакой надежды на быстрое восстановление. По результатам исследования, опубликованного Lloyd 5 сентября, совокупный объем контейнеров, перевезенных из Азии в Европу уменьшились  на 13.2% по состоянию с начала года по июль. Более того, торговля не следует четко за бизнес-циклом. В последние годы она, как правило, росла быстрее ВВП, поднявшись от 22% до 33% от мирового ВВП за период с 1996 по 2008 годы. А ее падение в этом году стало более глубоким, чем падение в мировой экономике в целом. Это говорит о том, что на нее влияют и другие факторы, помимо темпов мирового роста.
Один из них — снижение доступности финансирования. Компании, работающие на международных рынках, очень сильно зависят от банков. Возьмем, к примеру, экспортеров. Купив сырье и другие необходимые компоненты, они должны изготовить свою продукцию, предназначенную для экспорта в другие страны. Часто они работают на условиях отсрочки платежа. Таким образом, формируется временной разрыв между понесенными затратами и полученной прибылью, разрыв, который восполняется краткосрочными займами в рамках торгового финансирования. Европейские банки считаются крупными игроками в сегменте торгового финансирования. По данным последнего исследования Всемирного банка, крупные банки Еврозоны в 2011 году отвечали за 36% всего мирового объема торгового финансирования. Только испанские и французские банки выдали 40% торговых кредитов Латинской  Америки и Азии. Но в последнее время они резко сократили свои операции по торговому финансированию.



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-9117648751305188"
data-ad-slot="7309668104"
data-ad-format="auto">

Те, кто следит за мировой торговлей, часто обращают свои взоры к океану, чтобы оценить динамику и степень активности. Оживленные доки и гавани говорят о том, что импортерам и экспортерам не приходится скучать, а торговые показатели, скорее всего, порадуют ростом. Пустые причалы — дурной знак. В конце 2011 года из крупных портов стали приходить тревожные новости, усиливая страх перед охлаждением, который, в конечном счете, оказался вполне обоснованным. По данным ОЭСР, во втором квартале 2012 года объем экспорта в Индии и Британии сократился на 4%; в Россия и Южная Африка потеряли более 8%. Эти новости особенно печалят жителей важных торговых центров, таких как Сингапур и Гонконг; и открытых европейских стран, в частности Ирландии и Бельгии. Самая очевидная причина снижения объемом мировой торговли — охлаждение экономики. Экспорт — это продажа товаров и услуг иностранцам, поэтому он падает в условиях снижения покупательской способности. Иными словами, торговля часто следует за мировым ВВП. На детальном уровне структура торговли также повторяет динамику экономики. С 2011 года импорт в застойный Европейский Союз сократился на 4.5%. Зато вырос на 7.4% в богатый нефтью Ближний Восток.

Одна из причин — использование доллара в качестве валюты международной торговли: европейские кредиторы сейчас выглядят слишком бледно, поэтому им трудно привлечь достаточное количество долларовой ликвидности. Еще одна причина — зачистка балансов в европейском банковском секторе: торговое финансирование носит краткосрочный характер, поэтому его проще свернуть. Кроме того, многие кредиторы вынуждены сконцентрироваться на деятельности внутри страны. Такие банки как HSBC могут частично заменить выбывающих из игры европейских коллег. Японские, китайские и бразильские банки также включаются в процесс. Но, не смотря на это, торговое финансирование уже не столь обильно, как в былые времена.
Возросший протекционизм также препятствует торговле. На ранних стадиях кризиса казалось, что уж о чем, а о протекционизме нам можно не беспокоиться: уроки 1930-х (избежать торговой войны любой ценой) были хорошо усвоены. Но число торговых разногласий выросло до пугающих масштабов. Аргентина замешана в ряде конфликтов. Америка, Индия и Китай поссорились из-за стали. В частности, 4 сентября Бразилия заявила о своем намерении повысить тарифы на 100 наименований продукции. Во многих странах, в том числе и в Америке, приближаются президентские выборы, поэтому некоторые аналитики не без оснований опасаются, что обязательства свободной торговли уйдут на второй план.
Даже если удастся избежать второй новой протекционизма, о дальнейшей либерализации торговли речи все равно не идет. Переговоры по мировой торговле в Дохе идут уже 11 лет, они могли бы добавить 0.5% к мировому ВВП, открыв ноые рынки. Но в данном случае пациент скорее мертв, чем жив. В свою очередь, появляются различные договоренности на региональных уровнях. Многие надеются, что наиболее перспективные элементы переговоров в Дохе возродятся в новой сделке. Соглашение об «упрощении торговли» (уменьшении бюрократии на границах) помогло бы компенсировать мелочный протекционизм в некоторых странах Большой Двадцатки. Но, увы, идея свободной торговли быстро теряет сторонников.

Подготовлено  по материалам The Economist



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-9117648751305188"
data-ad-slot="8786401302"
data-ad-format="auto">


Рекомендуем посмотреть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *